ЭФФЕКТ «ШОКОВОЙ ТЕРАПИИ» ДЛЯ МОЛДОВЫ

ЭФФЕКТ «ШОКОВОЙ ТЕРАПИИ» ДЛЯ МОЛДОВЫ

Листопад, 2021 Off By admin

КАК СЛЕДСТВИЕ ГАЗОВОГО КРИЗИСА

Наталья СТЕРКУЛ

Ассоциация Внешней Политики Республики Молдова,

специально для «Украинской линии»

Вопросы обеспечения ускоренного экономического роста в процессе восстановления мировой экономики после мощных потрясений, вызванных пандемией и локдаунами стали центральными в обсуждениях мировых политических лидеров и международной экспертной среде, широко освещаемой СМИ. В связи с этим постепенное нарастание спроса на энергоносители и сырьевые товары в мире сместило акценты экспертов к анализу все более нарастающей тревожной обстановки, связанной с резким взлетом цен на энергоносители. В этом контексте дискуссионные баталии между сторонниками и противниками «Северного потока – 2» нарастали. Взлет цен на газовых и других энергетических рынках в 2021 году обусловил новую волну шока, ставшего вполне закономерной реакцией на мировой энергетический кризис. На этом фоне газовый кризис Молдовы видится не столь масштабным. Однако, он приковал к себе внимание как страны Черноморского бассейна, в которых энергетическая безопасность выступает в роли определяющего фактора их политической и экономической устойчивости, так и Европейского союза, интересы которого пересекаются с интересами России в Черноморском регионе, в том числе и в вопросах энергетической политики.

Российская компания «Газпром» выступает ключевым субъектом, оказывающим влияние на энергетическую политику Молдовы. Несмотря на декларируемые молдавским правительством попытки снизить влияние России, страна остается зависимой от российских энергетических и газовых ресурсов. Дочерняя компания «Газпрома» АО «Молдовагаз» является монополистом в сфере газоснабжения. Суть газового кризиса была сведена к вопросу о продлении контракта на поставки газа между данными двумя компаниями. Предыдущий контракт, заключенный между ними в 2006 году, истек 30 сентября 2021 года. В октябре текущего года Молдова получала газ по краткосрочному контракту – на один месяц по цене $790 за тысячу кубометров. Следует заметить, что еще в прошлом году газ закупался по цене $250. Такая ценовая политика не устраивала молдавскую сторону, выступавшую за продление контракта на тех условиях, которые существовали ранее.

Согласование условий нового газового контракта не принесло результатов. В ходе переговоров, проходивших в Москве молдавская делегация не согласилась на выдвинутое российскими властями предложение о «справедливой» рыночной цене с предоставлением дополнительной скидки в 25% с условием возврата накопившейся задолженности за поставленный газ в размере $700 млн. в течении трех лет. При этом «Газпром» не затрагивал тему погашения задолженностей Приднестровским регионом, который никогда не платил за газ, хотя уровень его потребления в регионе значительно выше, чем во всей правобережной части Молдовы. При этом долг Приднестровья российская сторона всяческими способами пытается переложить на плечи Молдовы.

В целом, переговоры по газу представляли собой в большей степени экономический вопрос, оставляя его сущностную политическую составляющую вне поля зрения. В Молдове начался интенсивный поиск возможных решений.

Проевропейское правительство Молдовы сделало ставку на достижение договоренностей в ходе переговорного процесса между «Молдовагаз» и «Газпромом», хотя с самого начала было очевидно, что это не принесет должного результата. Обвинения в адрес правительства, пытающегося игнорировать очевидную проблему, масштабы которой нарастают в преддверии наступающих холодов, не заставили себя ждать. Это вполне объяснимо, поскольку пережить очередной социально-экономический шок населению Молдовы просто не по силам. Более 60% потребления газа в Молдове приходится на жилой сектор. Количество потребителей газа в жилом секторе составляет 732000. Большая часть домашних хозяйств зависят от поставок Молдовагаз. В случае роста цены до так называемых пределов рыночной стоимости, население Молдовы не в состоянии справиться с покрытием расходов за газ. Социальное недовольство нарастало.

Газпром поставлял газ в Молдову в октябре на уровне прошлогодних объемов, составивших 67% от сегодняшнего потребления, т.е. ощущалась нехватка газовых объемов. В сложившихся условиях Парламент Республики Молдова ввел режим чрезвычайного положения в энергетическом секторе страны с 22 октября по 20 ноября. Были внедрены оперативные инструменты сбора платежей с потребителей за использованный природный газ, а также выработаны положения о реализации специальных мер. Фактически все они касались установления особого режима закупки природного газа в ускоренном режиме, рационализации потребления природного газа и выделения финансовых средств для обеспечения закупки необходимых объемов природного газа. Кроме того, властные структуры пообещали выплатить компенсации и оказать посильную помощь наиболее уязвимым слоям населения, пытаясь таким образом сгладить подоплеку социальных стрессов и дать понять населению, что невозможно прийти к договоренности по так называемой «оптимальной» рыночной цене, в условиях, когда Москва диктует свои условия, используя техники и тактики шантажа в наиболее уязвимых вопросах энергетического сектора. В этом контексте обвинения в адрес России не безосновательны, но нельзя оставлять без внимания тот факт, что и Молдова является виновницей весьма щекотливого положения, в котором она оказалась.

По мере нарастания волнений стремительно распространялось мнение, что страна в нынешних условиях впервые в истории может и вовсе отказаться от российского газа. Закупать газ у других поставщиков виделось вполне реальным, но проблемным выступал вопрос цены. Украина и Румыния выразили готовность помочь в поставках некоторого объема газа. Румынией был использован соединительный газопровод Яссы-Унгены, Украина также осуществила газовые поставки и увеличила снабжение Кучурганской электростанции, невзирая на отсутствие договора о дополнительных поставках. Это создало условия для бесперебойной работы газового сектора. Так, Украина и Румыния в очередной раз продемонстрировали готовность прийти на помощь в кризисный для Молдовы период.

Однако, реальное положение дело таково, что в случае заключения контрактов с соседними государствами, в конечном счете это не приведет к решению проблемы. Украина и Румыния являются энергодефицитными государствами, и они попросту не в состоянии в полном объеме покрыть потребности Молдовы. Если делать ставку на диверсификацию источников с целью энергетической независимости от России, то следует в значительной степени расширить привлечение потенциальных поставщиков в газовой отрасли. Именно это должно стать основой энергетической политики Молдовы в среднесрочной перспективе.

Был заключен пробный контракт и с польской нефтяной газовой компанией – PGNIG. Возможные варианты помощи для Молдовы рассматривала Германия. Брюссель выделил 60 млн. евро для урегулирования газового кризиса. Молдова инициировала переговоры с ЕС, странами-участницами Восточного Партнерства и США. Постепенно становилось все более очевидным, что реальные альтернативы для Молдовы в вопросе закупок газа с учетом оптимальной для Молдовы цены и тарифов отсутствуют. И дело не только в том, что предыдущие власти ничего не сделали для обеспечения прозрачности энергетического сектора страны, диверсификации энергоресурсов, но и в отсутствии видения у нынешней власти реального положения дел, как в энергетическом секторе Молдовы, так и понимания внешнего контекста энергетического кризиса, который затронул ЕС.

Реальность такова, что ни одно государство не сможет предложить Молдове газ по цене ниже «Газпрома», так как это ставит под угрозу их собственную энергобезопасность. Попытки найти альтернативные решения в сжатые сроки, без должной подготовки в вопросах диверсификации источников и поставщиков и решить вопрос об отказе от российского газа изначально были провальными. Что касается возможностей повышения платежеспособности граждан, то они напрямую зависят от уровня социально-экономического развития страны, а Молдова, как известно, не может похвастаться достижениями в этой области и благосостоянием граждан и государства.

На этом фоне активизация молдавской дипломатии была обусловлена стремлением выиграть время и укрепить свои позиции в переговорах с российской стороной. Основная задача состояла в достижении позитивного исхода переговоров на приемлемых условиях для молдавской стороны. Своего рода «козырем» выступала и заинтересованность российской стороны прийти к договоренности, поскольку для Газпрома прекращение поставок в Молдову фактически означает прекращение поставок в Приднестровье.

В результате, проевропейским властям Молдовы удалось найти решение и продлить поставки российского газа сроком на пять лет с использованием формулы расчета цены на газ, предложенной молдавской стороной. Цена составила – $450 за тысячу кубометров. Однако, при этом Молдова взяла на себя обязательство выплатить долг за предыдущие поставки $709 млн. после проведения аудита долга «Молдовагаз» и согласования графика осуществления платежей. Кроме того, Кремль заручился согласием молдавской стороны отодвинуть сроки внедрения Третьего энергетического пакета, который затрагивает инвестиции «Газпрома». Это ставит под вопрос уже имеющиеся в этой области достижения, предпринятые усилия, затраченные финансовые средства, а также перспективы энергетической безопасности Молдовы.

Подводя итоги, следует заметить, что властям Молдовы предстоит разобраться со своими внутренними проблемами в энергетическом секторе, прежде всего, в деятельности «Молдовагаз», накопившего существенный долг, в условиях, когда выплаты осуществлялись потребителями газа. Президент страны М. Санду в ходе своей пресс-конференции уже заявила об этом, акцентировав внимание на том, что Счетная палата Молдовы должна осуществить проверку за весь период деятельности компании из-за подозрения в злоупотреблениях.

«Шоковая терапия» как результат газового кризиса будет сосредоточена на обновлении энергетической стратегии Молдовы с включением в нее положений об энергоэффективности и энергосбережении. Работа над диверсификацией энергоисточников будет продолжена, но вопрос о темпах этого процесса остается открытым, равно как и внедрение Третьего энергетического пакета с учетом подписанного соглашения между Молдовой и Россией в энергетической отрасли. Безусловно, любое соглашение может быть пересмотрено, но для этого нужны веские основания и созданная прочная и эффективная платформа альтернативного сотрудничества с другими поставщиками с урегулированными положениями по ценовой и тарифной политики приемлемой и посильной для молдавских граждан.

Газовый кризис высветил всю сложность положения и уязвимость Молдовы в энергетическом секторе на данном этапе, и неготовность Молдовы к внедрению альтернативных решений. Сотрудничество с Россией в этой области будет продолжено. В последующем многое будет зависеть и от того, удастся ли проевропейским властям перезапустить двусторонний диалог с Россией в конструктивное и прагматичное русло. Заинтересованность России в поставках газа в Молдову, в том числе, и с целью обеспечения газом Приднестровского региона дает возможность использовать ее и в будущем с грамотным расставлением акцентов для извлечения из этого возможных выгод. Многое будет зависеть от своевременных дипломатических решений. Визит главы Министерства Иностранных Дел и Европейской Интеграции Н. Попеску в Москву в канун двадцатилетия со дня подписания Договора о дружбе и сотрудничестве между Республикой Молдова и Российской Федерацией положил начало новым возможностям для активизации усилий молдавской дипломатии в этом ключе. Осуществить это на практике будет не просто, учитывая весь спектр накопившихся проблемных вопросов между государствами. Для молдавской стороны важным видится находить компромиссные решения с учетом национальных интересов государства, в том числе, и в вопросах энергетической политики.